vlkamov (vlkamov) wrote,
vlkamov
vlkamov

Categories:

"Дымилась, падая, ракета ..."

Увидел в своей френдленте уже третий раз
этот пост
Оригинал взят у fixik_papus в На бумаге и в жизни (репост)
Оригинал взят у tnenergy в Реакторы на бумаге и в жизни

Этот текст написан 64 года назад. Однако, я увидел его впервые. И его, как и законы Мерфи, полезно изучить вообще всем технарям.
Ибо актуально это было, есть и будет всегда. Не только для реакторов.
В чем я могу убедиться вот прям сейчас. Пытаясь решить простейшую на вид задачку. Но вот же сюрприз: я уже третий, кто пытается ее решить... (а всего-то батарейку вовремя не поменяли). Будет время - расскажу, сейчас ну вот вообще совсем некогда.

Мы публикуем статью американского адмирала Хаймана Риковера (Hyman Rickover), написанную для июньского (1953 год) выпуска "Журнала реакторной науки и техники".

Адмирал Риковер (1900-1986) известен в США как "отец атомного флота". Он отдал военно-морской службе 63 года, и за этот период в Соединённых Штатах сменилось 13 президентов.

Важные решения о будущем развитии атомной энергетики часто приходится принимать людям, которые вовсе не обязательно близко знакомы с техническими аспектами реакторов. Тем не менее, этим людям интересно, что этот реактор даст им, во сколько он обойдётся, сколько времени займёт его постройка, и насколько долго и хорошо он будет работать. Когда они пытаются узнать всё это, они узнают и о путанице, существующей в реакторном бизнесе. Представляется, что нерешённые проблемы имеются практически в каждой области.

Я уверен, что эта путаница происходит из неумения различать академическое и практическое. Эти очевидные противоречия обычно можно объяснить только при разделении всех разнообразных аспектов проблемы на их академическую и практическую составляющие. Общее определение этих характеристик, позволяющих отличать одно от другого, может оказаться полезным для подобного разделения.

"Академические" реакторы или станции почти всегда имеют следующие основные характеристики:


  1. их конструкция проста;

  2. их размеры невелики;

  3. они дешевы;

  4. они имеют небольшую массу;

  5. их можно построить очень быстро;

  6. их легко приспособить для различных целей (многоцелевой реактор);

  7. они практически не требуют НИОКР и используют в основном уже имеющиеся "на складе" компоненты;

  8. они находятся на стадии исследований;

  9. сейчас они не строятся.

С другой стороны, "реальные" реакторы можно отличить по следующим характеристикам:


  1. они строятся сейчас;

  2. их строительство отстаёт от графика;

  3. они требуют огромного объёма НИОКР в областях, казалось бы, тривиальных - в частности, одной из проблем здесь является коррозия;

  4. они очень дороги;

  5. их постройка занимает очень много времени из-за инженерных проблем;

  6. они имеют большие размеры;

  7. они тяжелы;

  8. их конструкция сложна.

Инструменты конструктора академического реактора - лист бумаги, карандаш и ластик. Если допущена ошибка, её всегда можно стереть и исправить. Если ошибается конструктор реального реактора, его ошибка висит камнем у него на шее, и её не сотрёшь. Она видна всем.

Конструктор академического реактора - это любитель. Ему никогда не приходилось нести никакой реальной ответственности за свои проекты. Он может наслаждаться элегантными идеями, любые практические недостатки которых можно отнести в категории "мелких технических деталей". Конструктор же реального реактора должен жить с этими "техническими деталями". Хотя эти проблемы трудно и неудобно решаются, решить их необходимо, причём не откладывая на завтра. И это требует значительных усилий, времени и денег.

К несчастью для тех, кто должен принимать далеко идущие решения, не обладая при этом преимуществом близкого знакомства с реакторной технологией, а также несчастью заинтересованной общественности, ознакомиться с академической стороной вопроса гораздо проще, нежели с его практической стороной. По большей части, те, кто занимается академическими реакторами, имеют больше желания и времени для демонстрации своих идей, в статьях и устно, перед теми, кто хочет слушать. Поскольку эти люди искренне не имеют ни малейшего представления о реальных, но скрытых трудностях своих проектов, они выступают очень гладко и уверенно. А те, кто занимается реальными реакторами, пристыженные собственным опытом, меньше говорят, но беспокоятся сильнее.

Тем не менее, на занимающих высокое положение лежит обязанность принимать мудрые решения, поэтому целесообразно и важно правильно информировать общественность. Следовательно, мы все должны сообщать факты с максимальной откровенностью. Хотя, вероятно, невозможно будет добиться от авторов, чтобы они сами обозначали свои идеи, как "академические" или "практические", и авторам, и их аудитории полезно помнить об этом различии и руководствоваться им.

Искренне Ваш,

Адмирал Х.Риковер

ВМФ США



поэтому публикую некоторые предостережения на по данной теме. Сейчас эта мудрость в значительной мере устарела, стариковская стала. Более того, она сама стала проблемой в смысле - препятствием, причем положение все хуже и хуже.

Когда-то проект рождался в мозгу гениального конструктора, затем перенесен на бумагу. По мере усложнения проектируемых систем одному стало сложно, и конструирование стало коллективным. Однако Гениальный Конструктор все же был - он выдавал или выбирал общую концепцию и ключевые решения, а уж подчиненные воплощали их на бумаге.

Уже на этой стадии Конструктор стал в значительной мере Администратором, и нередко успехи возглавляемого коллектива стали обслуовлены не столько инженерными качествами Главного и помощников, сколько его административными. Да что уж там скрывать - умением пробиваться вверх по иерархической лестнице. Конечно, чтобы стать Главным, нужно было поработать на нижних ступеньках и там уже показать какие-то инженерные способности, пусть не гениальность, но достаточно высокие.

Чуть позже началась автоматизация конструкторсокого труда, шло оно по двум направлениям:
- облегчение и ускорение черчения
- облегчение и ускорение собственно разработки.
С черчением все ясно - тут машины вне конкуренции. Но поскольку машины уничтожили "быдло", то есть чертежников, функция которых состояла в проведении линий на бумаге, нулевой этаж инженерской иерархии, то особого волнения среди творцов не было.

Разработка же незаметным, но неприятным образом стала подменять гениев все более высокого уровня. Нет, когда машина могла скомпоновать заказанный вычислительный комплекс из миллионов вариантов, составить спецификации и распечатать наряды, заказы и т.п. - это было удобно и приятно. Но когда Дуг Ленат показал, что выбор концепции машина тоже может делать лучше "гениев", то все вздрогнули: и те, кто уже достиг, и те кто, носясь с идеями, не преуспел в продвижении по иерархической лестнице.

Где-то на заднем плване вышеописываемых битв стала набирать силу третья технология - вычислительное моделирование. В общем-то оно было с самого возникновения ЭВМ, хотя и в несколько профанированном виде: сначала гениальные математики создавали аналитическую модель какого-нибудь ужасного процесса, потом обнаружив что вручную это все равно не посчитать, переносили аналитическую задачу на какой-нибудь язык программирования.

Экспоненциальный рост вычислительных мощностей позволил моделировать все более сложные системы и/или низкий уровень абстракции, иногда опускаясь ниже плинтуса до школьной физики. Чертежников извели, теперь и до прочих добрались. А порулить все еще хочется. Хочется нарисовать болтик уникальных очертаний, чтобы полетел не Марс. Ну не долетел, да, в следующий раз еще уникальнее нарисую. У Главного же устремления поглавнее: хочется поруководить разработкой всего марсианского аппарата. Ну не долетел, да ...

Решение проблем из списка Риковера подразумевает, что это дорого, трудоемко и долго. И такое впечатление усердно поддерживают те, кто хочет порулить, покомандовать или хотя бы свой болтик впихнуть. Профессионалы согласны с Риковером потому что он оправдывает их необходимость, причем в изрядном количестве.

Теперь уже очевидно, что профессионализм ограничен надежностью головного мозга. Никакой диплом не предотвратит перепутывание десятичной точки с десятичной запятой или это
в данном случае IMU передавал данные на главный компьютер «Скиапарелли» неожиданно долго, на протяжении секунды, что «обмануло» ПО модуля и заставило его считать эти измерения реальными данными, а не аномалией. Неправильные значения были учтены при расчете высоты модуля, в результате чего бортовой компьютер «Скиапарелли» получил отрицательные значения высоты.



Исключить такие вещи может моделирование жизненного цикла систем (CALS). То есть прежде чем полететь тушкой в дальние дали, нужно виртуально изготовить каждую деталь виртуально собрать, запустить и попытать вычислительную модель во всяких видах. В том числе с виртуальными отказами виртуальных приборов, которые могут выдавать слегка неточные или безумные числа. Похоже, что ни "Скиапарелли", ни "Розетта", ни "Фрегаты" такой полноразмерной проверки не проходили. Не проходил такой проверки и топливный насос "Прогресса". И что-то я сомневаюсь насчет "Фалконов", хотя рост вычислительной мощности уже давно позволяет.

Конечно обидно - в этой цепочке уже нет места амбициям - окончательный вердикт твоему профессионализму выносит железяка, на чины она и вообще плюет. А ведь "человек командует машиной". Командовать они хотят. Да и "профессионализм" не очень-то и нужен - человек не мог сочинить такую антенну. Возможно поэтому CALS уже много лет стоит на месте - в среде разработчиков это не нужно.
Tags: заблуждения, зигзаг прогресса, приматология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments